Петерберг.Утопия
Это было всё равно что заблудиться в волшебном лесу, когда, оглянувшись назад, вдруг замечаешь, что тропинка исчезает.


В городе можно прожить, зажав свои израненные
сердце и душу в кулаке, но в деревне они должны
открыто светиться в твоих глазах.
(с)

Господа и дамы,

Сегодня мы хотим дать вам краткое исторические и не только описание деревни, в которой все мы теми или иными путями оказались .

Итак, Истоки.
Деревня, расположенная на востоке от города Петерберга. Именно деревня со всеми свойственным такому именованию стереотипами.
Испокон веков в Истоках не случалось никаких катастроф или просто громких событий. Все, что можно было о них знать, - это обычная затерянная в лесах скучная деревенька. Ничего интересного или привлекательное. Это вообще последнее место, где решат кого-либо или что-либо искать.
Вообще, если не искать Истоки специально, но вряд ли вы даже вспомните о них. Но точно может быть припомните, что некоторое число учеников Исторической Академии в разные годы признавались, что родом из Истоков.
Очень разные были люди, но объединяло их одно - совершенно провинциальные мальчики, вырвавшись наконец из своей глубинки.

Из их рассказов и расхожих мнений можно было сложить достаточно обыденную картинку.
Истоки основаны задолго до самого Петерберга и были на этом месте в те годы, когда первые камни города только заложились. В своей истории Истоки пережили те же самые витки, что весь окружающий их мир, хотя все чудоковатости внешнего мира они встречали своей, очень сплоченной общиной. Много-много времени назад во всех деревнях были шаманы. Сейчас Истоки - единственная, где они еще сохранились, одна этот момент не привлекает к себе особого внимания Четвертого Патриархата по каким-то своим причинам. Хотя сам факт сохранения такого архаичного быта стал предметом не одного спора в стенах Исторической Академии. Так-то Истоки стоят в стороне от политики и платят налоги в положенном объеме. К законам относятся смиренно.
Сама деревня домов на тридцать. Все бревенчатые, старые. У некоторых крыша мхом покрытая, у других - ставни красные. Дома стоят “как пришлось”, в разнобой, едва ли образовывая нечто вроде улиц между ними. Заборы жителям Истоков чужды, и так хорошо видно где чья земля. Скота в деревне есть, как и кузнец (висит табличка) и даже некоторое подобие деревенского магазина - привозят какие-то товары из Петерберга, торгуют на деревенской площади да убираются обратно в свой город.
В основе общины Истоков лежит две фамилии - Рощины и Черновы. Однако некоторые сложности случились с первыми в последнее время и неожиданно для многих старостой стал все-таки Алексей Рогов. Кстати, весь последний десяток старост Истоков носит имя Алексей, однако прежде это выглядело скорее как фамильная привычка к одному и тому же имени. Предшествующий староста погиб при не самых ясных обстоятельствах, оставив сына сироту - Сергея. У Алексея Рогова туманная слава, но все, кто имел с ним дело вне деревни, его уважают.
А вот Черновы издревле держат трактир “Опушка”. В округе “Опушка” известна своим фирменным элем и, конечно же, восхитительными пирожными. Трактир это большой, говорят раньше дорога лежала поближе к Истокам, потому такой и построили, но кто его право знает? Те, кто давно тут могли уж наслушаться баечек о прежних временах. И когда тракт рядом был, и когда в Истоках еще шаманский столб стоял да шаманство творилось. Нынешний-то шаман едва ли станет что-то для приезжих делать - все больше в своей берлоге да в лесу таится, словно затеял что. Раньше говорят еще знахарка наложением рук от болезней лечила - так то тоже прошло. Ученица ее - Леночка - едва ли таким занимается. Зубки скалит чужакам, но своим помогает.

Дорога от Петерберга до Истоков не то, чтобы долгая, но неприятная, верхом добраться проще, чем с повозкой. Дорога-то размытая и местами заросшая. В пути несколько часов, лиственные леса сменяются хвойными, вокруг все больше становятся видны следы дикой природы. Глушь как есть глушь. Впрочем, немного кто поедет в Истоки добровольно - ну что там искать! Только если прятать.
Вокруг деревни лес стоит хвойный, что не мешает, идя по нему, провалиться в болото. Говорят где-то недалеко даже родник есть, плавно превращающийся в одну из тех рек, что однажды впадет в море близ самого Петерберга. Лес славен путанными тропами, хотя сам при этом светлый, приятный, и ягоды видно, и зверье всякое.

@темы: .Концепции